Видовое сходство грибов.
30.01.2010 г.

Анализ данных показывает, что видовое сходство микоризообразователей (по Серенсону) составляет 0,43, т.е. в однопородных и одновозрастных сообществах, различающихся между собой только по фактору рекреационного воздействия, состав симбиотрофов неодинаков. Их несходство находится на уровне различий между типами леса, сформированными разными древесными породами.

Из общих для березняков грибов большинство относится к экологически широковалентным видам (Boletus edulis, Cantharellus cibarius, Paxillus involutus, Russula foetens, R. xerampelina, Xerocomus subtomentosus). Все они в контрольном березняке появляются в характерные для них фенологические сроки развития. В пространственном распределении плодовых тел названных видов наблюдается рассеянно групповой характер и только виды рода Lactarius отличаются выраженной очаговостью размещения карпофоров. В отличие от контрольного в рекреационном березняке плодовые тела всех симбиотрофов распределены на поверхности почвы неравномерно. исключением есть гриб чага березовая, который растет на стволах деревьев. Основное количество плодовых тел приурочено к зоне средней вытоптанности; на выбитых полянах количество видов и обилие грибов резко сокращается, в на тропах найденный единственный вид — Саntharellus cibarius — поселяется на участках, совершенно лишенных напочвенного покрова, включая травяной, моховой покровы и подстилку.

Плотность почв в этих участках достигает максимальной величины для типа леса — 60 кг/см2. Обращает на себя внимание возрастание видового разнообразия сыроежек в рекреационном березняке. Из 26 видов симбиотрофов здесь 17 относятся к роду Russula. Сходство видов с представителями рода Russula, развивающимися в контрольном березняке, — 0,38. Все они обладают довольно высоким обилием и характеризуются групповым распределением, что может, вероятно, расцениваться как показатель неустойчивости и повышенной динамичности рекреационного березняка. Особенно ярко это проявилось в неблагоприятный для развития макромипетов вегетационный период 1972 г., когда среднесуточные температуры июня были выше среднемноголетних на 3,8°, июля — на 8,7°, августа — на 6,2°, а количество выпавших за сезон осадков было в 10 раз меньшим среднемноголетних показателей. В этот экстремальный по гидротермическому режиму год в контрольном березняке не было найдено ни одного вида иэ группы симбиотрофов.

Функцию водоснабжения деревьев в рекреационном березняке приняли на себя симбиотрофы, количество видов и плодовых тел которых в 1972 г. было более высоким в сравнении с другими годами, характеризующимися умеренными показателями тепла и влаги. Как и в экстремальных условиях обитания, например в искусственных лесных насаждениях полупустыни при выраженном лимите влагообеспеченности почв, так и в рекреационном березняке в 1972 г. грибы сбалансировали водный режим и поступление элементов питания в корни деревьев. В связи с этим видовое разнообразие симбиотрофов, и в особенности рода Russula, может служить индикатором рекреационного воздействия различной тяжести на леса; сформированные березой.

Аналогичная реакция древесных пород на различного рода антропогенные вмешательства наблюдается на опушках, лесных полянах и дорогах. Факторы повышенной освещенности, ухудшения обеспеченности деревьев элементами минерального питания, нарушения поверхностной корневой системы в названных ситуациях, каждый из которых способствует, с одной стороны, росту потребности деревьев в микоризообразовании, с другой — повышенной продукции Сахаров как своего рода адаптации к неблагоприятным условиям обитания, могут служить причиной массового развития симбиотрофов.